Бохинь, Словения: Узнать, что означает FeelsLOVEnia

Январь, 2017

Словения вышла случайно. Да, так бывает. Я объясню. За 7 дней до нее были перелеты из Петербурга во Владивосток, следом поездка в Китай на три дня, а затем снова самолеты по маршруту Владивосток - Москва – Амстердам – Загреб. Не успев прилететь в столицу Хорватии, на следующий день я поехала на Плитвицкие озера, что в 130 км от Загреба. Провела там 2 дня, заболела, а вернувшись в Загреб 31 декабря, сил не хватало даже на встречу Нового года, а о Словении и думать не хотелось. Поэтому случайно. Я хотела отказаться от затеи посмотреть эту страну. Ничто меня не привязывало к ней. Элементарно - я не готовилась к поездке, не читала о стране, местах, которые мне предстояло посетить. Знала локации и как добраться, но не углублялась вовсе. Меня «держала» только бронь гостевого дома, и то условно, я могла ее снять. Но Словения пришла в мою жизнь и оставила очень заметный след в памяти.

2000 год. Мне 15 лет, во мне кипят две стихии: все еще переходный возраст и юношеский максимализм, который проявляется во всем, кроме желания постоянно куда-то двигаться. Мама говорит, что я ленива. Отчасти, сейчас, 16 лет спустя, я с ней согласна. Мое существование зависимо от общества и любой шаг, совершаемый мной, происходит к кому-то или ради кого-то, но ни в коем случае не для себя. Это ли называть ленью? Возможно. Тогда моя жизненная позиция и философия были размыты в обществе, как в едином целом, и всячески исключали индивидуальность. Цели, эго - как проявление личности - и желание быть в каждом моменте появились немного позже, лет в 18. И мне импонирует, что до сих пор эти три пункта я бережно несу через жизнь.

БЫТЬ В КАЖДОМ МОМЕНТЕ

Словения явилась целью, от которой я не могла отступить, словно вновь побеждая ту девочку-подростка, позволявшей себе расслабиться не к месту, передумать, сдастся. Я часто к ней возвращаюсь в такие моменты. Где-то там, внутри, она напоминает мне – жить надо, а не существовать. Надо переступать через «устала», «боюсь» и «а вдруг».

 

2 января 2017 год. Бохинь (Bohinj). Это община, находящаяся в Альпах на высоте 520 м над уровнем моря и располагающаяся на берегу Бохиньского озера (словен. Bohinjsko jezero, нем. Wocheiner See) — самого крупного постоянного озера Словении, занимающего площадь 3,18 км², которое так же является частью национального парка «Триглав». Сам курорт расположен в центральной части Триглавского национального парка, в непосредственной близости от горы Триглав.

 

Первое, что бросилось в глаза - отсутствие людей. Редко прогуливающиеся пары, преимущественно средних лет или постарше, голубое небо и пики вершин Юлийских Альп – такой я увидела Словению сквозь прищур улыбающихся глаз. Бохинь - небольшой горнолыжный курорт без ночных увеселительных заведений, что делает его местом для спокойного отдыха. 

 

По уже сформировавшейся традиции этой новогодней поездки, за место для жилья пришлось побороться. Только в отличие от Плитвиц и Загреба, в Словении просто не было дома на карте. Минут сорок у меня ушло на то, чтобы сформировать хоть какой-либо алгоритм и найти дом под номером 30. Потому что электронные карты упорно вели меня туда, где по факту номера домов начинаются с 46 и идут на увеличение.

На пороге меня встретила невысокая суховатая женщина лет шестидесяти с веником в руке. Как впоследствии выяснилось - хозяйка дома. Она одета по-домашнему. Заколотые светло-русые волосы ниспадают к вискам, акцентируя внимание на черты лица и мелкие морщины, расположенные так же гармонично, какой является вся Словения, - будто горный воздух и утренние рассветы на озере Бохинь бережно расстилали их. Приветливая хозяйка парой понятных жестов и несколькими слабо понятными словами попросила меня подождать, и тем временем позвала кого-то. Появившийся мужчина, оказался ее сыном, который сразу пояснил, что на английском общается только он. Хозяйка продолжила убираться, а мы сразу проследовали на второй этаж. В небольшом холле второго этажа расположены три комнаты, в том числе и моя, в которой предстояло провести ближайшие двое суток. Мне ярко запомнились приветственные печенья в креманке на столе. Они только дополняли картину домашнего уюта, созданного при помощи красиво сложенных белоснежных полотенец, книг с легкими признаками ветхости и расставленных вазочек с сухоцветами. 

Дом пропитан уютом, теплом топящейся печи и запахом семьи. Не знаю, что именно меня покорило в этих первых минутах в доме, но все отложилось до мелочей. Каждый шаг, словно сейчас переживаю: как я зашла, как осмотрела комнату, как мы спустились в большую гостиную, где сидел отец семьи, и игралась совсем маленькая девчушка, как сын хозяйки отметил, что мы одного возраста, принял меня за Чешку и простил 2 евро за проживание. Я вижу, как он достал карту и показал на ней много локаций - от достопримечательностей до мест, где поесть (как недорого, так и по более высокой цене). Рассказав все по пунктам, вплоть до расписания автобусов, которое он распечатал и принес мне в комнату, он со мной попрощался. А напоследок добавил, что я в любой момент могу ему позвонить, если возникнут вопросы.

Забегая вперед, вопросов ни к нему, ни к его родителям за все время, проведенное в Словении, не было. Я даже не пересекалась с ними. Но уже выезжая, на выходе встретила главу семьи, который на прощание произнес неожиданную в данной обстановке фразу: «До свидания, красивая!» На русском языке.

 

Остаток этого дня я решила провести в знакомстве с местностью и в поиске того самого места, где можно недорого, но вкусно поесть. 

Прогуляв три часа и заметив, что уже темнеет, я решила возвращаться к дому и перекусить, где придется. Я не нашла тот ресторан, который мне порекомендовали, потому что записку с названием забыла в номере. К тому же, начало посещать ощущение, что я ушла не в том направлении. Но ничего. Неподалеку от дома нашелся кафе-бар с типичным для этих мест ассортиментом из пицц и брускет, а так же вином, пивом, чаем и кофе. Юная официантка предложила сэндвич не указанный в меню. Я согласилась, добавив к заказу напитки. Полтора часа в кафе прошли незаметно. Я просто сидела и размышляла за чашкой кофе, бокалом красного сухого, сэндвичем и в сети. Одиночество в сети. Мне часто хочется применять к ситуации это словосочетание, взятое из одноименного произведения Януша Л. Вишневского. Но заметила, что на Балканах к нему какое-то трепетное отношение, особое. (прим.: статья про Дубровник)

ГРАНИЦЫ ДЛЯ ТОГО И СОЗДАЮТСЯ, ЧТОБЫ ЧЕРЕЗ НИХ ПЕРЕСТУПАТЬ

3 января. По наводке сына хозяйки, имя которого к своему стыду я не запомнила, точнее не расслышала, я отправилась на водопад Slap Slavica.

Автобусы до ближайшей к водопаду остановки проходят каждый час и точно по расписанию. Когда я зашла в автобус, обратила внимание, что он практически пуст, кроме меня и водителя, в нем находилось три человека. Доехав до своей остановки, которая является конечной, меня удивила сменившаяся картинка вокруг. Вот только было влажно, немного пасмурно, но почти никакого намека на снег. С гор спускался туман, мешая рассмотреть горизонт, а чуть дальше он же, словно дразня, приоткрывал лучи просыпающегося солнца и озеро Бохинь. Но здесь, спустя пятнадцать минут поездки, я попала в снежную сказку. 

Все вокруг покрыто шугой и инеем, а без того белоснежные дома стали еще белее. Здесь уже не так легко дышится, потому что температура ощутимо ниже - градусов на 10-15.  Выйдя, я стала рассматривать бумажную и электронную карты. Мне надо понять в каком направлении двигаться. Но мои размышления прервались чьим-то голосом. О чем спросил, подошедший ко мне молодой мужчина, я сначала не поняла, но заметила, что он не один и поодаль стоит его попутчик.

Он понял, что я не расслышала фразу и заново повторил:

- Вы не подскажете, в каком направлении идти к водопаду? – и сделал это на чистом, отчеканенном английском.  Я ему ответила, что сама в растерянности, и тут же получила предложение искать путь к нему совместно. 

- Зачем ты на это согласилась? – вертелось у меня в голове с самых первых совместных шагов по направлению к водопаду. Какой именно голос это произносит, я не могу разобраться. Говорит ли во мне стеснительная сторона, не знающая языка и боящаяся показаться смешной? Или это здравый смысл, который не понимает, как может молодая девушка отправиться в лес с двумя незнакомыми мужчинами? Если первое, то границы для того и создаются, чтобы их переступать. А если второе? О втором я решила не думать. Может это и является причиной того, что я все еще, несмотря на внутренние противоречия, продолжаю с ними путь.

Мы шли два часа. Два часа! Если бы мы то и дело не останавливались на фотографирование всего окружающего, этот путь возможно проделать быстрее.

Но время нас не заботило. В процессе небольших диалогов мы выяснили, что ребята из Англии, а я из России, а еще, что в Санкт-Петербурге так же пасмурно и дождливо, как в Лондоне. Им холодно. Мне, если честно, тоже. Но вы же знаете, что если ты из России, то автоматически из Сибири, а значит, ген замерзания у тебя отсутствует. Почти уверена, что так думают все иностранцы, особенно не бывавшие в России, как мои попутчики. Они рассказали, что остановились на озере Блед, которое в получасе езды от озера Бохинь, и настоятельно порекомендовали посетить это место, хотя я и сама планировала.

 

Я то отстаю от них, то опережаю, параллельно снимая видео, фотографируя, слегка нервно улыбаясь и заглушая внутренний голос вторящий: «Откажись от затеи!» Этот голос весь путь спорил между: «Зачем пошла?», «Возвращайся!» и «Интересно, чем же этот путь закончится?»

 

Встречающиеся указатели по дороге, несколько раз нам обещают, что до цели Slap Savica осталось то 30, то 20, то опять 20 минут. Дойдя до небольшой Базы, похожей на место для привала туристов, я вижу табличку и понимаю, что этот же маршрут можно проделать на машине, немного другой дорогой и естественно быстрее. Та, пятнадцатилетняя ленивая я внутри взбунтовалась, а сегодняшняя девушка слегка за тридцать начинает собой гордиться. Но путь еще не закончен и окончательное резюме можно писать только тогда, когда я увижу этот водопад и скажу себе «Сделано!» Только тогда я отпущу себе то, что упускала в своей жизни по причине слабости воли или духа. И так каждый раз, когда я достигаю какой-то цели, независимо от того, большая она или маленькая, долгая или быстрая. Но если она достигнута, это всегда победа и компенсация упущенных выгод в своей жизни.

Большой баннер на этой Базе нам указывает маршрут и отмечает, что до водопада осталось 20 минут.

 

- What the Fuck?! – в сердцах и вслух кинул Джейкоб, увидев очередные 20 минут. А я тем временем снимала видео и шутливо вела закадровый перевод эмоций англичанина.

 

Беспрепятственно пройдя ворота пропускного пункта, который видимо работает в сезон, мы начали взбираться в горы. Именно взбираться. Потому что эту тропу, возделанную поклонниками Великой Китайской Стены, мы шли, как говорится, закинув языки на плечо. Бесконечное число ступеней вновь и вновь открывающихся за каждым поворотом нас поднимали все выше. С каждым шагом мы приближались к вершинам тех гор, у подножия которых были еще час назад.

И тут, когда уже вся одежда начала убеждать, что ты достаточно прошел, чтобы она стала лишней (кратко, было жарко), на снятых шапках, на размотанных шарфах, на последних глотках воды мы поняли, что пришли.

Я должна была вскрикнуть «Вау». Просто обязана! Но этого не случилось. Место действительно шикарное. Но в моем понимании водопад – это что-то более мощное и широкое. Здесь увлекает красота в совокупности, а не конкретно поименованный природный объект. Вся тонкость и чувственность локации заключается в нескольких моментах: особенный цвет дерева видовой площадки; вода у подножья водопада красивейших красок, как из лучших кинематографических саг; шум водопада, бросающегося с высоты в этот водоем; вершины гор, все еще степенно скидывающие за ночь образовавшийся туман; и чистый воздух, дышать которым уже совершенно легко и особенно приятно при виде этой картины, раннего утра и тишины. Только спуски затвора фотоаппаратов и вопрос Джейкоба - «Нравится ли мне здесь?» - вернул меня в реальность. Я ответила, что это здорово и оно того стоило. Я действительно так думала тогда и думаю сейчас. 

Спустя примерно двадцать минут мы пошли обратно. В этот момент, в момент пути обратно, мои трясущиеся ноги помогли осознать, какой был проделан путь, и что мой тренер может мной гордиться.

 

Внизу, на Базе, мы сделали передышку, чтобы определится с маршрутом для ребят, потому что они планировали идти дальше на озера. Их предложение составить им компанию, я отклонила, заявив о других планах, но отдала им свою карту. Им нужнее, а я, на случай необходимости, смогу обзавестись еще одной в доме. Тут же мы выяснили, что они меня снимали, пока мы совершали этот путь. Мы обменялись телефонами, чтобы потом скинуть фотографии и  спустя 20 минут разошлись в разные стороны, пожелав друг другу удачи. Все произошедшее казалось сном. В таких размышлениях я шла назад, а еще уверенная, что больше никогда их не увижу. Но как же я ошибалась.

Вернувшись к автобусной остановке, перекусив в кафе, я отправилась на озеро Блед и только к вечеру вернулась обратно. Уставшая, довольная, переполненная эмоциями и абсолютно ненаполненная словами. Если утром, после водопада, мне хотелось на весь мир кричать как я собой горжусь, то сейчас было желание молчать и как можно глубже прятать то, что испытываю, чтобы не растерять, не потратить. Беречь это и доставать тогда, когда мне по какой-либо причине станет грустно. 

4 января. Утро. Мне сегодня уезжать в Любляну, а оттуда вечером в Загреб. Хочу ли я этого? Не могу ответить. Скорее принимаю как данность. Завтрак, сборы себя, вещей, пару дел на дорожку и в путь. Мою подготовку к дороге нарушило краткое: «Привет Марина, это Джейкоб». Завязалась переписка. В процессе ее я пошла на озеро, встречать рассвет.

 

Впечатляет! – подумала я, когда пришла на озеро и ничего не увидела из-за плотного тумана.

Спустя чашку кофе, прихваченную по пути, несколько сообщений, во все еще продолжающейся переписке, пару видео и сорок минут я увидела тот рассвет, который заприметила накануне, проезжая мимо на автобусе. 

Он был таким же прекрасным, захватывающим, все объясняющим и многое обещающим, как вся моя поездка в Словению. Сейчас, стоя здесь, в процессе того, как обновляется и меняется картина прямо у меня на глазах, именно в этот момент, наблюдая как только что скрытое, тайное и недоступное становилось чистым и ясным, я многое поняла. После этого рассвета я отправила открытки в Россию, пила кофе с молодым англичанином на озере Блед, гуляла по Любляне, пропустила свой автобус в Загреб и пережидала ночь в баре напротив главного автовокзала столицы Словении. Но именно сейчас, на озере, я для себя решила, что точно вернусь! Но уже не одна...

С наилучшими, Марина П.


Яндекс.Метрика