Блед, Словения: Словенский десерт с английским акцентом

Январь, 2017

Наш автобус только пересек границу Хорватия - Словения, а я не могла оторваться от видов за окном. Поля, за ними частично заснеженные горы, и маленькие одиночные дома, точечно разместившиеся вдоль дороги.

- Это Юлийские Альпы, - перебираю в голове, не представляя, что за события мне предстоят. Стало как-то тепло и одновременно грустно. Все то, что я вижу сейчас, очень тонко и осторожно ассоциируется с романтикой. Я еще не знакома с этой страной, но быть здесь одна уже не хочу.

- А что ты успела попробовать из Словенской кухни? - спросил меня Джейкоб, когда мы сидели в кафе у озера Блед.

 

Это был уже мой третий день в Словении. Джейкоб – молодой англичанин, с которым я познакомилась накануне в районе озера Бохинь при странных и одновременно забавных обстоятельствах. Сейчас мы сидели в кафе, пили кофе и выясняли, что интересного и нового успели узнать о Словении за время пребывания. По стечению обстоятельств мы оба находились здесь трое суток, только проживали в разных районах, в получасе езды друг от друга.

- Не так много, но успела понять особенности национальной кухни, которая отчасти заимствована из соседних стран - Австрии, Италии, Германии, что делает ее разнообразной.

-  Как насчет десертов? - спросил Джейкоб.

- Не пробовала, - сказала я, чем вызвала большое удивление. Не преувеличиваю - большое! Его удивило то, что я не ела популярный десерт, о котором пестрит информация на каждом третьем баннере. Bled Cream Cake - является одним из символов кухни Бледа. Конечно, подобные пирожные можно купить в других местах, но считается, что есть только один настоящий кремовый торт и это Bled Cream Cake.

А история такова. Бывший руководитель кондитерской Hotel Park Иштван Лукашевич (Ištvan Lukačevič) долго испытывал и экспериментировал с различными рецептами и ингредиентами, пока ему не удалось найти идеальный баланс. Так родился знаменитый в этом регионе Bled Cream Cake. Он состоит из бисквита золотого цвета, толстого слоя ванильного крема, а верхняя часть покрыта взбитыми сливками и хрустящим слоем теста, посыпанного сахарной пудрой. Сегодня этот кремовый торт готовят в той же кондитерской и продают в кофейне рядом с отелем, в которой мы расположились. А за последние 40 лет было продано более 7 миллионов бисквитов (немного статистики).

Нам принесли десерт, который Джейкоб заказал, чтобы восполнить мой пробел.

- Подожди, - сказал он и вилкой постучал по верхней корочке, - посмотри, как он забавно шевелится. Мы посмеялись и продолжили наш разговор.

Немного странным может показаться решение прийти на свидание с англичанином, при условии, что мой английский далек от совершенства. На самом деле оказалось гораздо проще. Взаимная симпатия между нами помогла нивелировать трудности перевода. Так, за кофе и с видом на озеро, мы говорили о жизни.

Два года назад Джейкоб понял, что Лондон слишком суров и как постоянное место жительства для него совершенно не подходит. Чопорность англичан, о которой много говорят, подпитанная деловой жизнью столицы и климатом, начали давить на Джейкоба и он решил переехать. Выбор нового дома пал на Гранаду в Испании. Ему нравится в новом месте все - горы, контрастирующие с городом, климат и работа. Джейкоб преподает английский язык в начальных классах испанской школы. Представляете! Не знаю почему, но эти факты казались мне еще более удивительными, чем условия при которых мы с ним познакомились и сама встреча сейчас.

 

Я учила его русскому языку, он меня английскому, мы вместе познавали испанский и много смеялись; рассматривали карту мира и выясняли, где находится Гранада и Владивосток. Одна филиппинка, проживающая на острове Боракай (Boracay, Philippines), уже имеет футболку с надписью Vladivostok, теперь и один англичанин знает, где находится мой родной город. Это тонкие, неуловимые, но безусловно памятные моменты. Противопоставление полов, наций, менталитетов – все стирается на фоне взаимного интереса – искреннего и такого чистого, что ли. Я бы описала, если бы могла. Но не могу, оставляю так, на размышление...

Два часа пролетели незаметно. За это время мы успели обменяться историями о своих переездах и жизни в новых городах, поучить русские и испанские слова, поделиться друг с другом былыми путешествиями и договориться о двухнедельном челендже (англ. «Challenge» в переводе «вызов», - прим.). Так, в ходе шуточного разговора, Джейкоб сказал, что выучить русский язык он сможет за две недели, а я за этот срок должна закрепить английский.  Мы хлопнули по рукам и продолжили болтать, ну правда - обо всем и ни о чем толком. 

Ни для кого не секрет, что достаточно неловко ощущаешь себя в англоязычной среде, если знание языка осталось на уровне школы.  Так уж повелось, что пока весь мир разговаривает на английском, считающимся международным языком, русские, китайцы, испанцы и мексиканцы, в большинстве настойчиво говорят на своих. На самом деле - миф. К примеру, в том же Париже можно встретить французов, считающих, что с вами достаточно изъясняться по-французски. А мне повезло, я познакомилась с человеком, который без ухмылки и сарказма отнесся к моим несовершенным знаниям в английском. Казалось, что больше меня смущали британские корни Джейкоба и то, что надо разговаривать на его языке.

 

Глядя на часы, я с досадой понимала, что через 30 минут уезжать – сначала в Любляну, а оттуда в Загреб, где находятся апартаменты, в которых я жила основное время до Словении и там же осталась большая часть моих вещей.

- Пора, - сказала я и по его взгляду уловила, что чувство досады сопровождает не только меня. Но этой встречи могло и не быть. Озеро Бохинь, решение пойти на водопад Slap Savica, наше знакомство, его настойчивость и мое согласие – все в совокупности привело нас сюда, в это место, в этот момент.

Джейкоб проводил меня до остановки. На прощание я сказала ему:

- Спасибо!

А он, уже уходя:

- Я найду тебя.

 

Я вернулась в Хорватию, пробыла там еще два дня и улетела домой. Я вспоминала этот день, как приключение. Редко вспоминала, не буду кривить. При кажущемся масштабе, мне представлялось это обычной одноразовой встречей молодых людей в по-особенному красивой стране.

Петербург, неделя спустя после возвращения из Хорватии. Приходят два сообщения в WhatsApp: фотография уже знакомого мне мужчины на фоне гор и коровы, пасущейся в стороне, с любопытством смотрящей в телефон, а ниже подпись: «The cow says come to Spain guapa». Это был Джейкоб. 

С наилучшими, Марина П.


Яндекс.Метрика